Полная версия

Главная arrow Гуманитарные arrow Русский язык, культура речи arrow
Грамматическая теория Фортунатова

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Грамматическая теория Ф. Ф. Фортунатова

Создание учения о грамматической форме

Огромное влияние на развитие грамматической мысли конца XIX – первой четверти XX в. оказала грамматическая концепция Фортунатова. Это была одна из первых попыток решить грамматические проблемы на собственно языковой основе, без опоры на логику и психологию. Ядром грамматической концепции Ф. Ф. Фортунатова является учение о грамматической форме.

Рассмотрение грамматической стороны языка ученый начинает с определения слова.

Слово, как известно, является одной из важнейших и наиболее трудных в определении единицей языка. Фортунатов рассматривает слово как единицу языка, которую необходимо строго отграничивать от словосочетаний, а также от составных частей слова (т. е. от морфем).

В основу определения слова как отдельной самостоятельной единицы языка кладется принцип обладания самостоятельным значением. «Всякий звук речи, имеющий в языке значение отдельно от других звуков, являющихся словами, есть слово; например, в русском языке звук речи а представляет собой отдельное слово, т. к. этот звук а имеет у нас известное значение (союз а) отдельно от других звуков, являющихся словами.» [3, I, с. 132].

Фортунатов сосредоточивает свое внимание в первую очередь на грамматических особенностях слова. В этом отношении особо важно его классификация слов, т. е. учение о грамматических классах слов.

Все отдельные слова он делит на полные, частичные и междометия. Полные слова обозначают предметы мысли и образуют либо части предложений, либо целые предложения. Полные слова подразделяются на слова – названия и слова – местоимения. К частичным словам относятся: а) соединительные слова - предлог, связка, союз; б) усилительные слова (типа то в сочетании я-то, даже, и), в) частичные слова, обозначающие отрицание или вопрос (не, ли); г) слова, обозначающие известное отношение говорящего к данному предложению (да, нет; конечно, мол). Особый класс составляют междометия, которые «не выражают идей, но... выражают чувствования, испытываемые говорящими. [3, I, с. 132 – 135].

Деление на грамматические классы основано у Фортунатова на разработанном им понятии формы слова, иначе говоря, грамматической формы. Понятие формы является одним из центральных вопросов морфологии. Создание учения о грамматической форме считается одной из важнейших заслуг Фортунатова в истории языкознания.

Проблема формы в языке занимала Фортунатова на протяжении всего периода его научной деятельности. Он ее разрабатывал и в трудах, посвященных отдельным грамматическим категориям – виду, залогу, и в общих курсах, где этой проблеме уделялось особое место.

Грамматическую форму, по мнению Фортунатова, имеют далеко не все слова. Форма есть «способность отдельных слов выделять из себя для создания говорящего формальную и основную принадлежность слова» [ 3, с.137]. Под оснoвной принадлежностью Фортунатов понимал основу слова, под формальной – «аффикс» (окончание, префикс, суффикс, инфикс). Например, слово несу в русском языке содержит в себе определенную форму, общую со словами веду, беру, так как в нем выделяется формальная принадлежность – аффикс –у и основа нес-. С помощью формальной принадлежности выражается грамматическое значение слова, с помощью оснoвной – лексическое. Присутствие в слове делимости на основу и аффикс дает слову то, что мы называем формою, говорил Фортунатов. Формальные принадлежности (аффиксы) могут быть не только положительными, т. е. выраженными формально какими – либо одним звуком или комплексом звуков, но и отрицательными, т. е. нулевыми, невыраженными, и осознаются в языке на фоне системы соотношений между словами языка. Именно на этом и основано понятие отрицательной формальной принадлежности. По словам Ф. Ф. Фортунатова, «самое отсутствие в слове какой бы то ни было положительной формальной принадлежности может само сознаваться говорящим как формальная принадлежность этого слова в известной форме (общей ему с другими словами) по отношению к другой форме или другим формам» [3, с. 138]. Например, в русском языке слова дом, человек заключают в себе форму именительного падежа единственного числа, причем формальной принадлежностью формы является здесь отсутствие аффикса (т. е. наличие так называемого нулевого суффикса) по сравнению с положительной формальной принадлежностью –а в словах дом-а, человек-а, формальной принадлежностью –у в словах дом-у, человек-у и т. д.

Слово может заключать в себе более одной формы. Могут быть отдельные слова, не имеющие никаких форм.

Фортунатов делил все формы на два типа: формы словообразования и формы словоизменения. Формы словообразования делятся на две категории. В первую входят формы, обозначающие различие в признаке какого – либо предмета мысли. Например: беленький, но белый. Во вторую категорию входят формы, образованные от одной и той же основы, но находящиеся в определенных отношениях к предметам мысли, обозначаемым иными словами. Например: белыйбелье, белить. Формы словоизменения также делятся на две категории. К первой категории относятся формы времени, наклонения и лица в системе глагола. Эти формы указывают на отношения между подлежащим и сказуемым. Ко второй в индоевропейских языках относятся формы склонения в системе имени существительного и прилагательного. Эти формы указывают на отношения данного предмета мысли к другим предметам.

В зависимости от наличия у полных слов форм словоизменения и форм словообразования Фортунатов различает грамматические и неграмматические классы слов. Под грамматическими классами слов он понимал разряды слов, которые либо имеют одну общую форму, либо соотносительны между собой по значению. Грамматическим классам слов противопоставляются неграмматические, основывающиеся на классах значений слов.

Учение о грамматических классах слов разработано Фортунатовым в противовес традиционной классификации слов по частям речи, восходящей еще к Аристотелю.

Грамматические классы Фортунатов разделил на две группы:

  • 1) слова с формами словоизменения;
  • 2) слова без форм словоизменения.

Среди первых он выделил:

a) слова спрягаемые (глаголы в узком смысле этого слова);

b) слова, склоняемые без необходимости согласования в роде (существительные; слова, называемые числа);

c) слова, склоняемые с согласованием в роде (прилагательные; причастия; некоторые разряды местоимений – притяжательные, указательные, определительные; слова, называющие порядок предметов при счете).

В склоняемых словах – существительных Фортунатов выделил: а) существительные личные (т. е. местоимения 1-го и 2-го лица) и б) существительные неличные, где различаются существительные имена (т. е. слова – названия) и существительные – местоимения неличные (т. е. местоимения с неличными местоименными словами типа кто, что).

В класс слов без форм словоизменения Фортунатов включил инфинитив, деепричастия и наречия.

Следует отметить, что указанные грамматические классы выделены, как замечает Фортунатов, применительно к общеевропейскому языку, но могут быть выделены и в других языках.

Необходимо помнить, что теория Фортунатова о форме слова явилась одной из первых формализованных теорий в языкознании.

В связи с учением о форме слова он освещает вопрос о морфологической классификации. Такая классификация, по его определению, основана на сходствах и различиях, существующих между языками и обнаруживаемых при образовании простых, т. е. несоставных, форм слова. По мнению Фортунатова языки мира разделяются на пять основных типов.

  • 1. Агглютивные языки, у которых основа и аффикс остаются по своему значению отдельными, как бы склеенными частями слов. К данному типу относятся, например, урало – алтайские языки. [3, с. 153]
  • 2. Флективно – агглютативные языки, у которых основы слов сами имеют формы за счет внутренней флексии, а отношения между основой и аффиксом такое же, как у агглютативных языков. К этой группе относятся семитские языки [3, I, с. 153 – 154].
  • 3. Флективные языки, представляющие флексию основ в сочетании основ с аффиксами. Примером языков данного типа могут служить индоевропейские языки [3, с. 154].
  • 4. Корневые языки, в которых слова соответствуют корням слов в других языках, а форм слов, образуемых аффиксами, нет больше. К данной группе принадлежат такие языки как китайский, сиамский и др. [3, с. 154].
  • 5. Полисинтетические языки, которые по образованию форм отдельных слов относятся к языкам агглютативным, но выделяются в особый класс, потому что обладают дополнительно формами, образующими слова – предложения. Сюда относятся языки американских индейцев [3, с. 180 – 181].

Морфологическая классификация, по его мнению, должна основываться не только на внешнем строении слова, внешней форме, но и на значении.

Синтаксис, вторая часть грамматики, вырастает у Фортунатова из морфологии. Если основной единицей морфологии он считал слово в его отношении к грамматической форме, то основной единицей синтаксиса он считал словосочетание также в его отношении к грамматической форме. Понятие грамматической формы словосочетания предполагает, по Фортунатову, выражение формами языка отношения некоего предмета мысли к другому предмету мысли. Под этим углом зрения Фортунатов рассматривает так называемые грамматические словосочетания. Грамматическим называются словосочетание, у которого: 1) составляющие его части сами являются грамматическими; 2) сочетание в целом также носит грамматический характер.

Словосочетание, включающее грамматическое подлежащее и грамматическое сказуемое, является законченным и образует грамматическое предложение. Под грамматическим сказуемым понимается «та часть словосочетания, которая заключает в себе форму сказуемости», а под грамматическим подлежащим – «та часть словосочетания, с которою сочетается грамматическое сказуемое» [3, с. 186].

Словосочетание, не включающее грамматическое подлежащее и сказуемое, называется незаконченным. Незаконченные словосочетания обычно являются частями законченного (сложного) словосочетания, представляющего собой грамматическое предложение.

Таким образом, словосочетание оказывается у Фортунатова основным объектом синтаксиса.

Необходимо отметить, что учение о словосочетании и предложении тесно связано с понятием психологического суждения и исходит из него. Под словосочетанием Фортунатов понимает «то целое по значению, которое образуется сочетанием одного полного слова (не частицы) с другим полным словом, будет ли это выражение целого психологического суждения или выражение его части» [3, II, с. 451].

Учение Фортунатова о психологическом суждении, в котором он выделяет психологическое сказуемое и психологическое подлежащее, соответствует основным положениям психологического синтаксиса Г. Пауля.

Грамматическое учение Фортунатова, в котором наиболее ярко проявилось его стремление выявить формальные, собственно языковые критерии лингвистического анализа, его склонность к четкой систематизации языкового материала, к широким обобщениям и абстрагированию, оказало значительное влияние на развитие русской грамматической мысли, на грамматические исследования ученых Пражского лингвистического кружка.

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>